Духовное образование

СЛУЧАЙНОСТИ?

Как-то в одной из проповедей, кажется диакона Андрея Кураева, я услышала фразу: "Бог - Личность". Она засела у меня  в голове. Я ее обдумывала примерно так: "Это очень верно. Бог - Личность. Только с личностью можно общаться. Только личность можно любить по-настоящему. Но любить незнакомую личность невозможно. Как может Миша из Москвы любить, к примеру, Машу из Мурманска, которую он никогда не видел и с которой не общался? Чтобы полюбить Машу, Мише нужно с ней познакомиться и начать общение.
А как же я могу утверждать, что я люблю Бога? Я же Его не видела и не знаю. А значит мне нужно Его узнавать".
Вот так я пришла к выводу о том, что надо получать знания о Боге, о Святой Троице. Сначала я много читала, но не все понимала. А потом Господь, видя мои попытки познания, послал мне объявление о богословских курсах в Саввино-Сторожевском монастыре. Именно так я восприняла это объявление. И чем больше я учусь, тем больше понимаю, что к Крещению раньше подходили более правильно. Ходили на службы, учили Писания... Именно узнавая Бога как Личность, человек укрепляется в желании креститься, а главное - стать частью Святой Церкви и вести Богообщение для того, чтобы возрастать в любви к Богу.

***

К Богу меня привела моя мама. Но не так, как можно это сходу представить. Это не были воскресные посещения церкви или первые молитвы у икон... Совсем нет. Моя мама вышла из советского прошлого и про Бога слышала только то, что "Бога нет". Но смутное ощущение, что "Там что-то есть", у нее все-таки было. И это "что-то" в итоге выросло в очень даже конкретное!
Мама моя страдала алкоголизмом. Именно страдала. Пагубная привычка переросла в страшную тягу, которую не победили ни врачи, ни "торпеды", ни ЛТП (за 30 лет ее борьбы все перечислить невозможно)... Последним экспериментом был поход к некой целительнице под Уфой, которая "освобождала от любых зависимостей". После того, как мама выпила (просто выпила) воды из таинственных "семи источников", тяга прошла! Без Бога, но с силой неких "духов". Ничем хорошим такое исцеление закончиться, само собой, не могло. Так случилось и с мамой. Через год она стала "слышать голоса". Никакие лечения и препараты не могли избавить ее от этих "голосов "и даже "образов". Пытаясь освободиться от них, она приняла Святое Крещение - а вместе с ней и я. Мы стали ездить по монастырям, учиться "с нуля", молиться, принимать Таинства, узнавать о духовной жизни. Сегодня мама понимает истинную причину своих страданий и несет с Божией помощью свой крест. Но если бы не мамин недуг, я могла бы никогда не встретить Христа. Поэтому к Богу меня привела мама!

***

У меня четверо детей. Я поздно пришла к Богу, когда у меня уже были дети и  вместе с ними я училась и учусь молиться, ходить в храм, познавать Бога. Если ребенок относится к молитвенному правилу с пренебрежением, забывает или не хочет читать, я расстраиваюсь. Поэтому все время мне нужно напоминать им об этом, а чаще показывать пример.
Так получилось, что класс моего сына, которому было 8 лет, направился в поход в лес на два дня. Я в то время была беременна, у меня случился сильный токсикоз и низкое давление, поэтому большую часть суток я лежала в постели. Обычно дети перед школой подходили за благословением к кровати, а в этот раз сын забыл подойти, и более того, я обнаружила, что он не взял "походную" икону-складень. Я расстроилась, молилась за сына...
По его возвращении я стала упрекать отрока за невнимательность к молитве. На что сын рассказал следующую историю: "Мама, я молился. И иконки я действительно забыл. Но в лесу на пеньке, где мы остановились, стояли иконки Пресвятой Богородицы и Святого Николая! Я туда подходил и молился". Оказалось, что после того, как дети выбрали поляну для ночлега, они стали изучать местность. Девочка из класса увидела на пеньке иконки и показала их всем, в том числе и моему сыну. Сын воспринял это очень естественно - и подходил для молитвы туда. Когда я спросила его: "А тебя не удивило, что в лесу стоят иконки?" Сын сказал: "Мама, что же здесь удивительного? Это же скалолазы оставили!" Вот так!
Мне осталось только улыбнуться и поблагодарить Бога за Его помощь в моем неуклюжем воспитании детей.

***

Мое первое посещение Иерусалима, в том числе Храма Гроба Господня, состоялось в 1996 или 1997 году. Тогда я еще не была крещена и совсем не имела представления о вере и о христианском Боге. Первые разговоры о Боге вели мои бабушки и дедушки, которые были мусульманами, и поэтому первые молитвы и знания были связаны с Аллахом, но не с Христом.
В тот приезд я удивлялась такому потоку людей, которые шли посмотреть пустой гроб. Если бы я тогда могла понять, как важно увидеть этот гроб пустым и как много это значит! Но это было намного позже. А тогда я рассуждала так: "Странные эти христиане. Едут так далеко, в такую жару, чтобы поклониться Христу, которого там нет". Но очередь в Кувуклию (пещеру – место захоронения и Воскресения Иисуса Христа в храме Гроба Господня) всё же выстояла. Перед входом стоял греческий монах Пантелеймон, который строго следил за внешними видом туристов и паломников, чтобы в пляжной одежде туда не заходили. На дворе было начало августа, жара стояла страшная - сорок или сорок пять градусов. Почему я запомнила этого монаха и его имя? Передо мной была мама с двумя девочками, которые были одеты в легкие и короткие сарафаны. Монах ругал маму и не хотел пускать ее и девочек в столь откровенных одеждах. Женщина стала плакать и показывать на больную дочь. Одна из девочек действительно выглядела нездоровой, с нарушенными движениями и проблемой со зрением. Внутренне я стала осуждать монаха и оправдывать мать девочек. Во мне все кипело, я стала горячо участвовать в просьбе пропустить ее. Монах разрешил. И я очень обрадовалась за женщину и ее дочек.
Прошло еще почти 20 лет до того момента, когда я приняла Крещение... в день Святого Целителя Пантелеймона! После Крещения я еще несколько раз по милости Божией была в Иерусалиме и встречала отца Пантелеймона, узнала его как ревностного и очень доброго монаха. В своих альбомах я храню фото с монахом Пантелеймоном рядом с Кувуклией.

***

Имена своим детям я всегда получала "необычным" способом. Вот, например, имя моего сына Германа. Я была на пятом месяце беременности. Шли приготовления к моему Крещению. Отец Михаил назвал дату Крещения - 9 августа, как я уже рассказывала выше, это день памяти Святого Пантелеймона. Все прошло хорошо. А еще через 4 месяца - ровно в Рождество Христово - я получила от Бога сына. Лучшего подарка в первое Рождество и представить трудно! С мужем мы подготовили огромный список из трех десятков имен. Путем обсуждений и различных манипуляций через месяц мы дали ребенку имя - Герман. Нам с мужем казалось, что мы выбрали необычное и красивое имя. Гордились очень.
Стала планировать Крещение сына, а заодно искать в Святцах жития Святых с этим именем. Сразу "нашелся" Святой Герман Аляскинский. Почему-то попался первым. И вдруг я вижу дату его памяти и ели удерживаюсь на ногах - 9 августа! Уже в утробе он получил своего Небесного покровителя, когда я принимала Крещение. Так получилось, что крестили его тоже 9 августа! А мы-то с мужем были уверены, что имя выбрали сами...

***

Весной у детей в школе каникулы. Обычно они приходятся на период Великого Поста, поэтому поездки в такие каникулы я стараюсь организовать полезные: совместить духовную часть и историко-культурную. В очередную такую весну я решила (а правильней сказать - помечтала) поклониться Святому Николаю в Бари, что в Италии. Но мужу было не слишком интересно ехать в страну, которую мы посещали неоднократно. В итоге родился план отправиться в Черногорию. В этой стране мы не были, там красивая природа, море, много исторических мест и городов, музеи и древние православные монастыри. От Черногории ходит паром прямо в Бари. При этом собор Святого Николая располагается в непосредственной близости именно от порта. Кажется, все должно получиться чудесно, но многие понимают, что искушений в таких поездках не избежать.
Муж заказал билеты на паром в Бари через несколько дней после того, как мы оказались в Черногории. Хотя я боялась, что он не захочет, передумает… К сожалению, мой муж не крещён. Это отдельная история. Моя боль, но и моя вина: я же понимаю, что придя к Богу, я не дала ему желание познакомится со Христом, поверить и полюбить Его. Но, слава Богу, он не препятствует церковности в нашей семье. Короче говоря, были риски, которые исходили от настроения моего любимого мужа. Также в день отъезда были и другие искушения и скорби, но я о них писать буду. Главное, что мы сели на паром и на следующий день оказались в Бари.
Приплыли мы рано - в 8 утра. И уже через полчаса стояли у Собора. Но в Собор я войти не решилась. Если зайти, то нужно помолиться, а я предположила, что муж мой начнет ругать меня за мое отношение к детям (с нами поехали трое детей, младшему было 4 года): «Мать – ехидна. Дети без завтрака, голодные, а она тут молится…». Так как православный молебен проходит в 10.30, то я решила до этого времени накормить всех завтраком, а потом уж идти в Храм. Как только мы припарковались у Собора, к нам подошел симпатичный итальянский полицейский, который общался с нами исключительно по-итальянски. Немного странно для портового города и для этого места, так как в Бари прибывают много иностранных туристов и паломников. Дальше этот чудесный служитель правопорядка водил нас вокруг Собора, показывая нам рестораны и кафе, которые были закрыты и откроются лишь через час-полтора. Он страстно что-то объяснял и все время обращал наш взор к Собору и к Святому Николаю. Избавиться от него у нас не получилось. Ни наши остановки в булочной, ни походы в санитарные комнаты не помогли "оторваться" от назойливого сопровождающего. В очередной раз выйдя на улицу, я обнаруживала его болтающим с моим мужем на итальянском языке. Снова и снова двигаясь к храму я обсуждала с няней нашего полицейского: «Не удивлюсь, что его зовут Николай. Все-таки неспроста мы по воде пришли прямо к Николаю, а сами пока бегаем от него». Я крикнула мужу, чтобы он спросил, как зовут полицейского. Он обернулся и сказал: «Николя». Дальше мои сомнения рассеялись, и мы все пошли в Собор к Святому Николаю. Мужу я сказала, что молиться будем два раза: сейчас и потом с православным батюшкой.
Мощи Святого Николая находятся под спудом в нижнем храме Собора, в крипте, и ограждены кованым забором. В храме почти никого не было. Около крипты стояло три-четыре человека. Мы встали рядом и начали тихо-тихо читать Акафист Святому Николаю. Смотрю - присутствующие встают за нами и присоединяются к нашей молитве. Так перед криптой собралась небольшая группа русских паломников. Прервал молитву служащий храма, который на английском языке попросил нас закончить и подойти в 10.30, когда будет православный молебен. Но при этом он открыл крипту и разрешил нам приложиться. Вот это чудо! Мы доехали до нашего небесного заступника и даже приложились. Слава Богу!
Как только мы вышли из собора, рестораны оказались открытыми и мы спокойно позавтракали. В 10.30 мы были снова у храма. Тут нам снова повезло. Мы познакомились с русским, который живет в Италии, по имени Александр. Он наконец-то перевел нам речь нашего полицейского. Выяснилось, что мы неправильно припарковались, но Николя прощает нас и готов разрешить нашей машине постоять здесь еще час! Когда я попыталась передать ему, что в Бари, скорее всего, много "Николаев", наш полицейский сказал, что «он в своем роде один, единственный»! Я сказала, что это уже поняла, и улыбнулась.
Православный молебен прошел тихо, малолюдно, но тепло и по-домашнему. Но крипту не открыли. Оказалось, что ее и не открывают для паломников. Или открывают редко, в определенные дни. Поцеловав решетку, мы счастливые ушли.

 

Шорохова А.М.

ИКОНОГРАФИЯ ИКОНЫ «СОШЕСТВИЕ ВО АД»

«…Воскресение Христово происходит в каждом из нас, верующих, и не однажды, но, так сказать, ежечасно, когда Сам Владыка Христос восстает в нас, нося светлые одежды и блистая молниями бессмертия и Божества. Ибо светоносное пришествие Духа показывает нам... воскресение Владыки, вернее же, дарует нам видеть Его Самого воскресшим».
преп. Симеон Новый Богослов


Апостол Павел в первом послании к Коринфянам пишет: «Если Христос не воскрес, то и вера наша тщетна» (1Кор.15,14). Сомневающемуся же Фоме Господь дал возможность осязаемо удостовериться в Своем Воскресении, но заметил: «…блаженны невидевшие и уверовавшие.» (Ин.20,29). Богослужебные же песнопения призывают увидеть чудо Воскресения: «Воскресение Христово видевше, поклонимся Единому Господу Иисусу…», «Очистим чувствия, и узрим неприступным светом воскресения, Христа блистающася…» (канон Пасхи).
Церковь не только дает нам осознать всю глубину события через тексты богослужения, через молитвенное проникновение, но и показывает его на своих иконах. Одним из важнейших путей познания мира в средневековье, когда сформировалась основная иконография церковных образов,  являлось созерцание, которое приводит к получению целостного и разностороннего представления об изображаемом событии. Иконография развивалась по пути, дающему возможность охватить в одном акте созерцания несколько событий, объединяемых высшей сутью изображаемого. Поэтому средневековые иконы многозначны, и в то же время достаточно лаконичны.[1]
В православной иконописной традиции существует два иконографических типа, изображающих  событие Воскресения – это, так называемое, «Сошествие во ад» и «Воскресение Христово» (наиболее поздний иконописный извод, иногда обозначаемый как «Восстание от гроба»).
В раннехристианскую эпоху известны символические изображения Воскресения  через ветхозаветный прообраз – пророка Иону, выбрасываемого из чрева кита. Встречаются  в росписях римских катакомб  III-IV вв. (Присциллы, Петра и Марцеллина, Претекстата и др.), в мозаиках (с IV в.) и на рельефах саркофагов.
Подобная композиция встречается и в искусстве более позднего времени, например, на миниатюре Хлудовской Псалтири. Но уже в ранний период в византийском искусстве разрабатывается иконография исторических сцен, связанных с Воскресением Христовым: спящие у Гроба Христова воины, явление ангела женам-мироносицам (по некоторым данным, она существовала  уже в 111 веке (Храм в Дура-Европос, 232 г.)), явление Христа Богородице и Марии Магдалине. Следующая стадия становления иконографии Воскресения –  появление группы сцен, связанных с явлением Воскресшего Христа ученикам, начиная от Уверения Фомы.

Древнейшее сохранившееся изображение Воскресения - Сошествия во ад относится к VI веку и находится на одной из колонн кивория собора св. Марка в Венеции. Иконография образа сложилась к Х веку. Надо отметить, что  и самая древняя сохранившаяся фреска с этим сюжетом VII в., и, украшенный резьбой с изображением Воскресения, сосуд из слоновой кости Х в., и уже многочисленные византийские мозаики и фрески (Х1-Х11 вв.), а также миниатюры византийских евангелий (1Х-Х11 вв.), памятники Древней Руси и других православных стран позволяют убедиться, что основная схема композиции остается на протяжении веков неизменной. [2]

В центре иконы между иконных горок изображается Христос  во славе. Это сияние вокруг Него в виде овала, называемое мандорлой, изображается по-разному, но всегда в виде нескольких концентрических кругов. Внешний круг иногда заткан звездами или ангелами. Одежды Христа либо золотисто-желтого цвета, пронизанные ассистом, либо красного или красных оттенков, либо белые. Ад изображается зияющей пропастью в разломе земли.  Господь попирает «вереи вечныя» -  сокрушенные двери ада, сложенные крест-накрест. В черной бездне – связанный сатана, либо его связывают ангелы. На фоне ада изображаются разорванные цепи, ключи, гвозди. На поздних иконах – связанные бесы.  Спаситель воздвигает из ада Адама и Еву. В зависимости от композиции Он может держать в одной руке свиток – символ проповеди Христа во аде (1Пет.3:19,20), или крест – уже не позорное орудие казни, а « дверь райская» и «оружие непобедимое» (из стихиры Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста).
Различают три основных композиционных варианта расположения Христа на иконе. В первом фигура Христа повернута навстречу к прародителям (например: изображение на колонне кивория Сан-Марко, VI в.; миниатюра Трапезундского евангелия, Х в.; мозаика монастыря Дафни, XI в.), а во втором — наоборот, от них (например: мозаика монастыря Хосиос Лукас, Фокида, XI в.; миниатюра псалтири Мелизенды, XII в.). Третий вариант появился позже, на нем Христос, изображенный фронтально, протягивает руки прародителям, расположенным от Него по обе стороны.


По разным сторонам от Христа изображаются две группы праведников. Их состав варьируется, но на большинстве икон обязательно присутствуют цари Давид и Соломон в царских одеждах и коронах.  Они выступают теми двумя свидетелями, которые в Библии считаются необходимыми для подтверждения истинности события (Вт. 17.6;  Ис.Нав. 2:1,2; Исаия 8:2; Мф. 18:16). А также Иоанн Предтеча, как первый проповедник во аде пришествия Христа на землю, и Авель, первая невинная жертва смерти и ада. На более поздних иконах изображается Моисей со скрижалями в руках.
Итак, в литературе принято называть данную иконографию как «Сошествие во ад». Но соответствует ли это название действительности? VII Вселенский собор  утвердил обязательное надписание иконы, по сути, без нее изображение еще не является иконой, то есть моленным и достопоклоняемым образом.  Именно имя изображаемого устанавливает соответствие образа Первообразу. Традиционно иконы, называемые «Сошествие во ад» подписывались в Византии, а позже и в Греции, «Αναστ?σις» («Анастасис»);на Руси же – «Воскресение Господа Бога нашего Иисуса Христа». Исследователям известны  только три памятника за всю историю Православной Церкви с вышеприведенным наименованием (все относятся к ХХ веку) и современныеиконы.
Если на иконе мы видим именно событие сошествия Христа во ад, то на ней  изображена «душа Христа», что неизбежно вызывает ряд возражений. Иконопочитание утвердило возможность изображать Христа и святых, так, как они выглядели в своей земной жизни; а также бестелесных духов (ангелов) так, как они являлись людям. Самые первые защитники иконопочитания  утверждали возможность существования икон только по силе Воплощения, так как иконописание неразрывно связано с тем обновлением и обожением человеческого естества, которое совершилось во Христе. [5] На вопрос иконоборцев, что же изображено на иконе – божественная природа Христа или Его человеческая природа, защитники икон отвечали, что изображается не природа, а Личность, Которой и поклоняемся. Предметом поклонения не может быть природа, тем более одна душа, как часть человеческой природы. В иконе мы не можем покланяться одной душе Христа, ведь подразумевается, что в данный момент Его тело мертво и лежит во гробе. Даже для человека отделение души от тела является следствием греха, а потому противоестественно.
Надо заметить, что в исследованиях и в России, и на Западе названия «Сошествие во ад» и «Воскресение» в основном используются как тождественные и поэтому взаимозаменяемые. Но само наименование «Сошествие во ад» появилось в России тольков конце ХVI – начале ХVII вв., когда стало необходимо отличить западный вариант «Воскресения» - «Восстание от гроба» от восточноправославного изображения.[3]
В католической иконографии воскресший Христос предстает обнаженным, лишь в препоясании, парящим над гробом в ярком сиянии. В России новый сюжет чаще использовался в составе сложных композиций, где в нижнем изображении представлен образ «Сошествиево ад», или точнее, «Воскресение» (в дальнейшем будем называть «Анастасис»), а в верхнем — «Восстание из гроба».

«Сошествие во ад» является переводом латинского «Descensusadinferos». В XI веке в западноевропейском искусстве (в миниатюре, фреске, памятниках прикладного искусства) возникает изображение под таким названием, созданное именно как образ нисхождения Христа во ад.

Христос идет навстречу чудовищу и протягивает руку обнаженным людям, находящимся у чудовища в пасти. Среди них невозможно выделить фигуры праотцев даже условно. Люди находятся в аду еще только ожидая избавления. Ад обозначен в виде чудовища, на восточноправославных  образах ад представлен черной бездной или антропоморфно. Если на иконах «Анастасис» ад разорен, повержен и связан, то в «Descensus» победа над адом еще не свершилась. На авторских картинах европейских художников появление Христа в преисподней остается совсем как будто незамеченным и не влияет на функционирование адской машины (Брейгель Старший «Христос в преисподней», Питер Хейс «Сошествие во ад»). [2]

 В древнерусском искусстве под влиянием западноевропейских образцов  несколько изменяется православный образ «Воскресения» расширенным изображением ада.Особенностью русских икон явилось и увеличение  количества персонажей, появление в ореоле вокруг сходящего во ад Христа ангелов со светильниками, с названиями добродетелей и  копьями, которыми они поражают демонов в пещере ада. Над демонами часто бывают написаны названия пороков, которые побеждаются соответствующими добродетелями, указанными у ангелов; в пещере ада ангелы связывают сатану.

Все варианты «Сошествия во ад» показывают торжество Христа, Его окончательную победу над адом и смертью. Он вырывает Адама из мрачной темницы, сорваны «врата смертныя» и летят в стороны вратные засовы, замки, цепи. Нижний регистр иконы представляет нам сокрушительную катастрофу, постигшую ад.Данная тема затрагивается святыми отцами лишь в связи с догматом об искуплении или в контексте учения о воскресении Христовом.  Гораздо более полное отражение она нашла в раннехристианских апокрифах и в памятниках литургической поэзии. [6] Гимноография страстных дней никогда не замыкается на воспеваемом событии, но всегда соотносит их с важнейшим торжеством Христа и Его Церкви, с Пасхой. Об этом - все богослужение Великой Субботы.  На иконе также сопряжено два момента, Господь разрушает ад Своим схождением в «преисподняя земли» и Своим Воскресением совоскрешает «всеродного Адама», то есть Адам понимается как символвсего падшего человечества. В богослужебных текстах многократно говорится о спасении Христом всех находившихся в аду: «и от ада вся свобождша». Не существует однозначного ответа на вопрос, всех ли людей Христос вывел из ада, только праведников или и тех, кто в аду отозвался на проповедь Спасителя. Христос, сойдя во ад, умертвил смерть и уничтожил (разрушил) ад. В восточной традиции это понимается как полное уничтожение смерти и ада. Но смерть и ад продолжают существовать постольку, поскольку этому способствует индивидуальное самоопределение человека в сторону зла. Очень деликатно отражен этот вопрос в иконографии. На некоторых иконах изображаются неизвестные люди – в белых одеждах, с нимбами, и без. Они с надеждой смотрят на Господа. Образ – это каждый раз призыв: к молитве, к подражанию, к участию в изображенном на иконе событии.Классическая икона всегда подает надежду, и мы можем быть теми людьми, кто ожидает «доброго ответа».
В некоторых композициях усилен момент вовлечения Адама и Евы в славу Божию, внутрь мандорлы.

Здесь предполагают влияние иконы Преображения. Христос тянет к Себе прародителей, что зрительно являет возможность преображения для человека, обожения. Христос, пройдя путем человеческого существования  вплоть до глубины ада,  восстанавливает его изначально задуманное «движение» к полноте богообщения. [4]
Уникальной особенностью некоторых иконографических изводов является стремительное движение Христа (например, псковские иконы).

Спаситель изображен в тот момент, когда только что кончилось движение вниз: гиматийеще развевается, будто при стремительном падении — но уже происходит движение вверх, и впечатление от него усиливается движением фигур, фланкирующих композицию: праотцы устремляются ко Христу, и Он не только встречает их, но и увлекает их за Собой вверх. Данное впечатление передано противопоставлением движения складок гиматия Христа, взвившихся будто при стремительном падении, и безудержным порывом вверх самой фигуры Спасителя. Такая, казалось бы, незначительная особенность композиционного построения несет огромный смысловой подтекст. Она передает мысль об уже наступающем Воскресении Христовом, происшедшим вслед за Его нисхождением в адские глубины.[2]
Икона Пасхи открывает перед нами величие божественной любви,и тот предел уничижения, до которого Христос добровольно низвел Себя, когда «на землю сшелеси, да спасеши Адама, и на земли не обрет сего, Владыко, даже до ада снисшелеси ища его» (утреня Вел. Субб., похвала 25). И ту вершину, на которую Он возвел человека Своим Воскресением, и призыв к созерцающим образ последовать за Христом, ведь это и нам протянута Его рука.


1. Раушенбах Б.В. Иконография как средство передачи философских представлений.// Проблемы изучения культурного наследия. М., 1985, с.316-325.
2. Иванова С.В.Иконография Пасхи: «Сошествие воад» или «Воскресение»? www/academia.edu
3. Припачкин И. А. О Воскресении Христовом в православной иконографии. М., 2008.
4. Мейендорф Иоанн, прот. Человечество Христа: пасхальная тайна. //Пасхальная тайна.М., ПСТГУ  - «Эксмо», 2013.
5. Флоровский Г.В., прот. Восточные отцы У-У111 веков. М., 1992.
6. Иларион (Алфеев), митр. Христос - победитель ада: Тема сошествия во ад в восточно-христианской традиции. СПб, «Алетейя», 2001.
7. Феодор Студит. Первое опровержение иконоборцев. // Символ. Париж, 1987. Вып. 18. С. 264.
8. Покровский Н. В. Евангелие в памятниках иконографии, преимущественно византийских и русских. М., 2001.
9. Успенский Л. А. Богословие иконы православной церкви. «Паломник», 2001.

 

официальный сайт