Знаменитые попечители и паломники монастыря

Царь Алексей Михайлович

«Собственное государево богомолье». Любимый монастырь — «первостатейный», первая в России Лавра.

«В обители хранится следующее предание. Царь Алексей Михайлович ходил на охоту в леса звенигородские. Когда свита его рассеялась по лесу для отыскания логовища медведя, он остался один. Внезапно из леса вышел медведь и бросился на него. Царь, видя невозможность защищаться, обрек себя на верную смерть. Вдруг около него явился старец, и с его явлением зверь убежал от царя. На вопрос же царя об имени, старец ответил, что его зовут Саввою и что он один из иноков Сторожевского монастыря. В это время к царю собрались некоторые из его свиты, а старец пошел к монастырю. Вскоре в обитель пришел и сам Алексей Михайлович.

Он спрашивал о монахе Савве, думая, что это какой-нибудь неизвестный ему подвижник. Настоятель ответил, что в монастыре нет ни одного монаха с именем Саввы. Тогда царь, взглянув на образ Преподобного, понял, что это был он сам. Это знамение и послужило поводом к обретению честных его мощей, которое совершилось в царствование царя Алексия Михайловича».

В истории Саввина монастыря наиболее замечательно царствование Алексея Михайловича, который явился одним из самых щедрых его благодетелей. В первый раз он посетил эту обитель спустя четыре месяца после венчания на царство, которое было 28 сентября 1645 года; затем он бывал в обители ежегодно, иногда по нескольку раз в год. Каждое посещение царя ознаменовывалось крупными вкладами в пользу обители и ее братии. Посещения монастыря царь Алексей Михайлович преимущественно приурочивал к декабрю месяцу, когда празднуется память Преподобного Саввы Звенигородского.

Вице-итальянский король Евгений Богарне

Из древнего аристократического дворянского рода. Сын генерала виконта Александра де Богарне и Жозефины, ставшей впоследствии супругой Наполеона. Усыновлен Наполеоном (1806 г.).

Службу начал в 1796 г. В 1797 г. направлен с дипломатическим поручением на остров Корфу. Во время Египетской экспедиции (1798–99 гг.) был адъютантом генерала Наполеона Бонапарта, проявил большую храбрость, был ранен в сражении при Сен-Жан-д'Акр. С 1804 г. — генерал. С 1805 г. — вице-король Италии с резиденцией в Милане. В 1806 г. женился на принцессе Агнессе Амалии Виттельсбах, дочери короля Баварии.

Участвовал в походе Наполеона в Россию, возглавлял 4-й (Италийский) корпус (ок. 45 тыс. чел.) Великой армии. Участвовал в сражениях при Островно, Витебске, Смоленске, Бородино, под Вязьмой. Очень успешно провел кампании 1813 и 1814 гг. (в том числе добившись убедительной победы при Минчио 8.2.1814). Присутствовал на Венском конгрессе (1814–15 гг.), где завоевал симпатию Александра I. Первоначально даже планировалось сделать Богарне государем суверенного княжества, но после возвращения Наполеона этот план провалился, и Богарне получил от своего тестя короля Максимилиана Иосифа герцогство Лейхтенбергское и княжество Эйхштадтское в обмен на отказ от присужденной ему на конгрессе небольшой области.

В 1815 г. возведен в достоинство пэра Франции. Впоследствии постоянно отказывался от любых предложений со стороны бонапартистов. Младший сын Богарне — Максимилиан в 1839 г. женился на дочери Российского императора Николая I — Марии и стал основателем Российской династии князей Романовских, герцогов Лейхтенбергских.

О явлении преподобного Саввы принцу Евгению Богарне:

«Это произошло в 1812 году, когда наше отечество было разорено громадными полчищами французского императора Наполеона Бонапарта. В то время, как он овладел Москвою, принц Евгений Богарне, пасынок Наполеона, вице-король Италийский, с двадцатитысячным отрядом подошел из Москвы к Звенигороду. Он занял комнаты в Сторожевской обители, а его солдаты рассеялись по монастырю и начали грабительствовать, не щадя даже храмов и святых икон. Но сам Преподобный своим явлением устрашил и вразумил дерзких грабителей.

Однажды вечером принц Евгений, не раздеваясь, лег и уснул, и вот, наяву или во сне — он сам не знал того — видит, что в комнату входит какой-то благообразный старец в черной длинной иноческой одежде и подходит к нему так близко, что он имел возможность при лунном свете рассмотреть черты его лица и грозный его взгляд. Явившийся сказал: «Не вели войску своему расхищать монастырь, особенно уносить что-либо из церкви; если ты исполнишь мою просьбу, то Бог помилует тебя и ты возвратишься в свое отечество целым и невредимым».

Устрашенный видением, принц отдал утром приказ, чтобы отряд его возвратился в Москву, а сам вошел в соборную церковь и при гробе преподобного Саввы увидел образ того, кто являлся ему ночью, и, узнав, чей это образ, с благоговением поклонился мощам Преподобного и записал о случившемся в своей книжке. Потом принц велел запереть соборный храм, запечатал его своею печатью и приставил к дверям храма стражу из тридцати человек».

Согласитесь, довольно странный поступок для представителя французской армии, о которой в Европе говорили: «У французов и своих святынь нет, и чужие они не ценят». Тем более, что в это же время в Успенском соборе Московского Кремля — главном храме России — войсками Наполеона была устроена офицерская конюшня.

«Нужно к этому присовокупить, что, согласно предсказанию преподобного Саввы, в то время, как все другие главные военачальники Наполеона кончили неблагополучно, принц Евгений остался цел и нигде в сражениях после того не был даже ранен».

Добавим к этому, что в роду герцогов Лейхтенбергских (потомков сына принца Евгения Богарне — Максимилиана) существует семейное предание о том, что преподобный Савва не только предсказал Евгению Богарне возвращение невредимым из России, но добавил еще одну фразу, о которой не сказано ни в одном издании. Он сказал: «Твои потомки вернутся в Россию» (по другой версии — «будут служить России»).

Достаточно странное пророчество для человека, пришедшего в Россию с захватнической целью. Но пророчество на то и пророчество, чтобы выполняться, каким бы странным оно нам не казалось. В 1837 году Россию, на праздник, посвященный 25-й годовщине Бородинской битвы, приехал сын Евгения Богарне — Максимилиан, герцог Лейхтенбергский. От него в России и узнали историю, произошедшую с принцем Евгением Богарне в Саввино-Сторожевском монастыре в далеком уже 1812 году. Герцог Максимилиан, вместе с Императорской семьей посетил Сторожевскую обитель и поклонился мощам преподобного Саввы, как и обещал своему умирающему отцу.

Вскоре он сделал предложение Великой rняжне Марии Николаевне, любимой дочери Государя Императора Николая I. После получения высочайшего согласия на брак герцог принял православие, и после свадьбы (1839 г.) молодожены поселились в Санкт-Петербурге, где и сейчас можно видеть дворец герцогов Лейхтенбергских. Потомки Максимилиана жили там до революции. Летом 1917 года, в связи с «неразберихой» в стране, семья герцогов Лейхтенбергских уехала за границу к родственникам. Так что можно сказать, что и революция их не коснулась.

Лейхтенбергские живут в Европе почти весь XX век, но, по словам матушки Елисаветы, практически все они — православные, и носят русские имена. А преподобного Савву почитают как своего небесного покровителя.

Кроме того, существует предположение (пока, правда, никем не подтвержденное и не опровергнутое), что, уже находясь на смертном одре, вице-король Италийский Евгений Богарне был крещен по православному обряду с именем Евгений.

В Париже есть церковь в честь прп. Саввы Сербского,  возможно, существовала и часовня  во имя преподобного Саввы Сторожевского, Звенигородского чудотворца.

Ведь известно, что Савва Сторожевский — один из немногих русских святых, известных и почитаемых во Франции еще в XIX веке, причем не только жившими в Париже русскими, но и французами. 

Великий князь Сергей Александрович и преподобномученица Великая княгиня Елисавета Феодоровна

Особо почитали преподобного Савву Московский генерал-губернатор Великий князь Сергей Александрович и его супруга Великая княгиня Елисавета Феодоровна. Часто бывая в императорским имении Ильинское (в 20 верстах от Звенигорода), они всегда посещали обитель и украшали ее многочисленными вкладами.

Один из таких вкладов был особо отмечен в Московских церковных ведомостях (№ 30 за 1898 год): «19 июля, в Звенигородском Саввине-Сторожевском монастыре, после божественной литургии, отцом наместником игуменом Нифонтом соборне совершено было торжественное молебное пение преп. Савве, с возглашением многолетия Их Императорским Величествам Государю Императору и Государыням Императрицам, Великому Князю Сергею Александровичу и Супруге Его Великой Княгине Елисавете Феодоровне по случаю принесения Их Высочествами Великим Князем Сергеем Александровичем и Супругой Его Великой Княгиней Елисаветой Феодоровной массивной и драгоценной серебряно-вызолоченной лампады к св. мощам преп. Саввы, с нижеследующей вокруг лампады надписью: «Сооружена лампада сия Великим Князем Сергеем Александровичем и Великой Княгиней Елисаветой Феодоровной в память 14-го мая 1896 г. Святому Молитвеннику о Царях Богоизбранных».

После трагической кончины Великого князя Сергея Александровича  в 1905 году связь Великой княгини Елисаветы Феодоровны с обителью не прервалась. Она оказала большую помощь городу и монастырю после разрушительного наводнения 1908 года. В 1911 году, когда в интерьере Рождественского собора были произведены неудачные изменения, общественность обратилась именно к Великой княгине с просьбой повлиять на исправления этих переделок. Покровительственное отношение Елисаветы Феодоровны к Звенигороду и монастырю особенно ярко проявилось во время Первой мировой войны.

Вероятно, в последний раз Великая княгиня Елисавета Феодоровна посетила Звенигород и Саввин монастырь 11 мая 1915 года. За шесть часов пребывания в городе и обители Великая княгиня слушала литургию в Рождественском соборе, осмотрела два лазарета, расположенных в обители (собственно монастырский и училищный, устроенный на средства преподавателей). Затем она побывала еще в четырех лазаретах в городе Звенигороде и председательствовала на заседании Звенигородской комиссии Комитета помощи семьям лиц запасных воинов.

Александр Сергеевич Пушкин

Извилистая лента Москвы-реки, живописные холмы и овраги, звонкие родники, стройные как мачты сосны, плакучие березы, буйное разнотравье. И на фоне всего этого на вершине самого высокого холма, как бы дополняя творение Божие работой рук человеческих, — золотые купола и белые стены древней обители — такую картину увидел юный Пушкин, впервые посетив с семьей монастырь преподобного Саввы.

Саввино-Сторожевский монастырь — место удивительное. Место, где земное сплетается с небесным. Сам преподобный Савва, основатель обители, сравнил эти места с раем. Звон монастырских колоколов достигал Захарова — имения бабушки поэта Марии Алексеевны Ганнибал, и по праздникам семья Пушкиных отправлялась в монастырь.

А.С. Пушкин посещал Саввино-Сторожевскую обитель до 12-летнего возраста, то есть до отъезда из Москвы в лицей. Действие первой известной нам юношеской поэмы Пушкина «Монах» происходит в этом монастыре. А через 10 лет, находясь за тысячу верст в Кишиневе, Пушкин начал новую (неосуществленную) поэму, которая открывалась описанием Саввино-Сторожевской обители:

На тихих берегах Москвы
Церквей, венчанные крестами,
Сияют ветхие главы
Над монастырскими стенами.
Кругом простерлись по холмам
Вовек не рубленые рощи,
Издавна почивают там
Угодника святые мощи.

Перед женитьбой, летом 1830 г., Пушкин вновь посетил места своего детства — Перед женитьбой, летом 1830 г., Пушкин вновь посетил места своего детства — Захарово, которое было уже продано, и Саввино-Сторожевский монастырь. В этом же году он перевел с церковно-славянского на русский «Житие преподобного Саввы Сторожевского» из Пролога — первый и единственный опыт подобного рода в творчестве Пушкина.

Размышляя о религии, Пушкин говорил: «Она создала искусство и литературу, без нее не было бы ни философии, ни поэзии, ни нравственности». По его мнению, православная вера навсегда определила духовный облик русского народа. «Мы обязаны монахам нашей историей, следовательно, и просвещением».

«Преподобный Савва Игумен» ( перевод А.С. Пушкина)

Из Пролога. «Преподобный Отец наш Савва от юности своей Христа возлюбил, а мир возненавидел и, пришед к преподобному Сергию, принял Ангельский образ  и стал подвизаться, угождая Богу постом, бдением, молитвами, смиренномудрием и всеми добродетельми, желая небесная блага приять от Господа. Многие искушения претерпел он от бесов, но победил их помощию Вышнего и над страстями воцарился. Тогда, по наставлению учителя своего, великого Сергия, отошел он от обители Святыя Троицы и поселился в пустыне на горе, называемой Сторожи, в верху Москвы-реки, в расстоянии одного поприща от Звенигорода и сорока от града Москвы.

Там святой иночествовал в безмолвии, терпя ночные морозы и тяготу вара дневного. — Услыша о добродетельном житии его, многие иноки и люди мирские от различных мест начали к нему приходить, дабы жить при нем и от него пользоваться. И принимал он всех с любовию, и был им образец смирения и иноческих трудов, сам черпая и нося воду и другие потребности правя, научая тем братию не лениться и не губить дней своих Праздностию, изобретательницею всего злаго.

Потом некий Христолюбивый Князь, пришед к блаженному Отцу Савве, умолил его построить храм на том месте и сумму, нужную на создание оного, дал святому. И святой прошение Князя исполнил и построил храм честнаго и славного Рождества Пречистой Богоматери и обитель пречудесную и великую для душеспасительного пребывания в ней иноков. Там он добре пас во имя Христа собранное стадо, водя оное на пажить духовную, и быв некогда единожителем Божественному Сергию, сотворил многие добрые дела о Господе.

В поздней старости впал он в болезнь телесную и, недолго пострадав, призвал братию и поучал их Божественным писаниям, наказывающим хранить чистоту телесную, иметь братолюбие, украшаться смирением и прилежать посту и молитве. Тогда поставил им в Игумены одного из учеников своих и всем братиям заповедал пребывать у игумна в послушании и в повиновении. Наконец, дав им всем мир и последнее целование, в добром исповедании предал душу в руце Божии декабря 3-го дня, во всем благоугодив владыке своему Христу.

Услышав о преставлении святого, Князья и Бояре, и окрест живущие, и все Христолюбивые граждане Звенигорода стеклись с великой любовию на погребение Отца, принесши с собою больных своих, и, проводив его псалмопением надгробным, положили его с честию в им построенной церкви Пресвятой Богородицы, на правой стороне. Честные его мощи и до нынешнего дня многие и различные исцеления источают приходящим с верою, во славу Христа, Бога нашего, угодниками своими и по преставлении их преславные чудеса творящего, Ему же слава ныне, и присно, и во веки веков, аминь.
Декабрь 1830 год».

Текст представляет собой выполненный А.С. Пушкиным перевод жития преподобного Саввы Сторожевского с церковнославянского на современный ему русский язык. Очевидно, обращение к житию святого Саввы было вызвано поездкой А.С. Пушкина летом 1830 года в подмосковные места его детства. Вероятно, Пушкин посетил тогда и Саввино-Сторожевский монастырь в 13 верстах от Захарова.

Федор Иванович Шаляпин

Знаменитый русский бас Федор Иванович Шаляпин несколько раз посещал Саввин монастырь и Скит, жил в монастырской гостинице. От этих приездов сохранилось несколько фотографий.

На Пасху 1913 года Шаляпин в очередной раз посетил обитель. Он приехал не один, а со всем семейством — супругой И.И. Шаляпиной-Торнаги, сыном Борисом и дочерьми Ириной, Лидией и Татьяной.

В письме к А.М. Горькому от 20 мая 1913 г. он так вспоминает эту поездку: «Был на днях в Звенигороде, ездил в монастырь преподобного Саввы, отстоял Христову заутреню и два дня лазил на колокольню и звонил во все колокола. Славно отдохнул и получил большое удовольствие. Был в гостях у монахов, которые отнеслись ко мне очень гостеприимно…».

Есть предание, что во время одного из своих приездов в обитель был допущен монахами на звонницу, где сам звонил во все колокола, а после того, в благодарность, дал прямо на звоннице 1,5-часовой импровизированный концерт, пел арии из опер и народные песни. Слышно было в Саввинской слободе.

 

официальный сайт