Колокола обители

Начало знаменитым звонам Саввинской обители положили три колокола, пожалованные царем Михаилом Федоровичем в начале XVII в.  (Достоверных сведений о более ранних монастырских колоколах не сохранилось.) Подлинное богатство звучания звоны обрели в царствование Алексея Михайловича, когда на соборной площади поднялась новая  звонница. Уже в 1656 г. звоном множества колоколов в монастыре встречали Антиохийского патриарха Макария.

Исключительная роль в ансамбле колоколов принадлежала благовестникам. Первый из них в царствование Алексея Михайловича отлил главный пушечный и колокольный мастер Москвы, немец по происхождению, — Ганс (в крещении Иоанн) Фальк. Колокол отлили по царскому указу на московском Пушечном дворе, он весил 1344 пуда 21 фунт (21,5 т). На нем была составленная Алексеем Михайловичем надпись, содержавшая также тайное письмо.  Колокол был отлит в связи с обретением в январе 1652 г. святых мощей прп. Саввы Сторожевского. Дальнейшая судьба его не известна.

Символом Звенигорода, изображенным на городском гербе, суждено было стать другому монастырскому Благовестнику, отлитому русскими мастерами на соборной площади монастыря в 1667–1668 гг. под руководством «государева пушечного и колокольного» мастера Александра Григорьева. Яма для литья сохранилась в нескольких метрах от звонницы. Помимо Александра Григорьева в грандиозных колокольных работах принимали участие 8 учеников мастера, его ближайших помощников, и дружина мастеров Пушкарского приказа — кузнецов, подъемщиков, молотобойцев. Самые трудоемкие работы выполняли охранявшие монастырь стрельцы.

Тридцатипятитонный колокол  (2125 пудов 30 гривенок) был отлит за очень короткий срок — всего за 130 рабочих дней, составлявших теплый сезон (работы начались в мае, завершились — в ноябре 1668 г.). По царским указам все участники работ были щедро награждены.

Особого искусства требовал подъем колокола-гиганта на звонницу. Только спустя несколько лет за это дело взялся московский подъемщик Мишка Клементьев. С помощью товарищей и специальных приспособлений он поднял колокол на средний ярус звонницы, где, закрепленный на балках, он висел почти три столетия: с 1671 по 1941 г. В трагические дни немецкого наступления на Москву в октябре 1941 г. попытка спасти колокол, сняв со звонницы, окончилась неудачей: колокол разбился, застрял в пролетах звонницы. С помощью взрывных устройств металл спустили вниз и использовали для военных нужд.

Большой Благовестный колокол, отлитый «государевым пушечным и колокольным мастером» Александром Григорьевым в 1668 г. был главным в звоне Саввино-Сторожевского монастыря на протяжении трех столетий. Поверхность колокола девятью рядами покрывала надпись, нижние три строки занимала тайнопись, составленная царем Алексеем Михайловичем. Из расшифрованного в 1822 г. текста тайного письма следовало, что Благовестник был отлит в знак особого расположения царя к монастырю.  Колокол считался одним из самых красивых по звучанию в мире. Его голос наделяли эпитетами: «певучий, густой, превосходный и удивительно гармоничный». Звучание колокола было записано обладавшим удивительным слухом музыкантом Константином Сараджевым, героем документальной повести Анастасии Ивановны Цветаевой «Сказ о звонаре московском».

Из металла, оставшегося от литья Благовестника с добавлением меди и олова, по царским указам отлили еще два колокола: Воскресный (500 пудов) и Повседневный (300 пудов). Трехсотпудовый колокол был посвящен рождению  царевича Петра Алексеевича, будущего императора Петра I. Его автором был родоначальник знаменитой династии колокольных мастеров Федор Дмитриевич Моторин.

В новое время на звоннице появились богато орнаментированные колокола с изображениями на них преподобных Саввы Сторожевского и Сергия Радонежского, Рождества Богородицы,  Николая Чудотворца  и Казанской иконы Божией Матери. Они были созданы  на московских колокололитейных заводах Ясона Струбовщикова в 1792 г. и Николая Самгина в 1831 г.     

В XIX в. в колокольный ансамбль обители, один из самых благозвучных в России, входили 19 колоколов, начиная от крошечного четвертного колокольчика до 35-тонного колокола-гиганта. Монастырская  опись называет также колокола весом в 261 пуд 36 фунтов, 125 пудов 22 фунта, 41 пуд.   

Звенигородские звоны стали источником вдохновения для многих музыкантов, в том числе Глазунова и Танеева. Они производили сильное эмоциональное впечатление на художников Левитана, М. Якунчикову и др. На Пасху 1913-го года в колокола обители звонил Федор Шаляпин: «Был на днях в Звенигороде, ездил в монастырь преподобного Саввы… два дня лазил на колокольню и звонил во все колокола!..»

В 1930 г. в монастырь прибыл агент организации «Рудометаллторг», предъявивший предписание властей на снятие колоколов и вывоз их на переплавку. 14 монастырских колоколов были сняты со звонницы и разбиты в январе 1930 г.

Единственный на монастырской звоннице исторический колокол, сохранившийся до наших дней, — часовой, отлитый в Голландии. Его вывезли из резиденции польского короля Сигизмунда в 1654 г. как трофей и разместили вместе с часами на специально пристроенной к звоннице башенке — часозвоне. Колокол, диаметром основания чуть более метра, украшен орнаментом с переплетенными цветущей ветвью фигурками амуров и рогами изобилия. Латинские надписи на нем гласят: «Меня отлил в Камписе Килиан Вегеварт. Год 1636», «Если Бог за нас, кто против нас».

Новый колокольный ансамбль — символ возрождения обители на рубеже тысячелетий — впервые зазвучал в Пасхальную ночь 1998 г. В него вошли колокола, отлитые на Каменец-Уральском заводе товарищества «Пятков и К» и АО «Литекс» (Москва). Самый большой колокол (37 тонн) отлит в Воронеже на литейном заводе ООО «Вера» в 2003 г.

В 2009 г. в журнале «Подмосковный летописец» публикуется статья  «Колокола Звенигорода» с многочисленными иллюстрациями, содержащая информацию о колоколах обители и храмов Звенигорода.

Литература:
Кондрашина В.А. Колокола Саввино-Сторожевского монастыря// Саввино-Сторожевский монастырь. 600 лет. М.: АСК, 1997. С. 81–102.

Кондрашина В.А. Звенигородские колокола// Знаменитые колокола России. Утраченные памятники. М.: Отечество-Крайтур, 1994. С. 175–182.

Кондрашина В.А., Шашкина Т.Б.  Большой колокол Саввино-Сторожевского монастыря как научно-технический памятник Древней Руси// Памятники науки и техники. 1981. С. 80–104 .

официальный сайт