Из истории колоколов

Колокол — это древний музыкальный инструмент. До сих пор нет однозначной версии времени и места происхождения колоколов, но можно с уверенностью сказать, что в бронзовом веке (I—VI тысячелетия до Р.Х.) колокольчики, небольшие колокола и бубенцы были распространены у многих народов: китайцев, евреев, скифов, египтян, этрусков, греков.

Основными функциями древних колокольчиков являлись:

  • сигнальная (в Древнем Риме, например, их звук оповещал об открытии рынков и бань, о казнях, о поливке улиц в полуденный зной, их звоном призывали слуг и будили рабов, размечали день солдат);
  • магическая (в основном как оберег для скота, но, кроме того, известно, что древнегреческие солдаты отделывали колокольчиками щиты, древнеегипетские жрецы привязывали их к щиколоткам, древние римляне клали их в гробы к покойникам);
  • и главное, ко времени возникновения христианской религии колокольчики, колокола и бубенцы нашли свое применение почти во всех существовавших ранее религиях.

В первые века своего существования христианство было в гонении, поэтому не могло бытии и речи об использовании каких-либо громогласных инструментов в церковной службе. Призыв к богослужению совершали особые церковнослужители, получившие название народособирателей. Позже стали призывать в храм ударением деревянной колотушкой в дверь дома или монастырской кельи и возглашением «Аллилуйя». К концу III века вместо ударения в дверь стали использовать ручные (малые) била, то есть деревянные доски, в которые ударяли молотком (колотушкой).

После прекращения гонений в IV веке била постепенно все больше и больше распространяются по Европе. В V веке при храмах и монастырях вешаются большие стационарные била, потому что христиан стало намного больше, и звон становится громче.

А в  VII веке начинают делать металлические била, которые звучат дольше и громче, чем деревянные.

А как же колокола? Колокола поначалу были слишком маленькие и не могли тягаться с билами. Мастера делали их самой разной формы, то литыми, то коваными, то клепаными, но звучали они все равно не очень, пока…

Пока не произошел один замечательный случай со святителем Павлином Милостивым (353–431 гг.). Епископ Павлин руководил церковью г. Нолы в провинции Кампания (Италия). Обходил он как-то свои приходы, притомился, прилег  отдохнуть на лугу и уснул. И вдруг услышал во сне дивный звон по всему лугу. Святитель Павлин огляделся вокруг и увидел множество Ангелов, которые раскачивали полевые колокольчики и звали его на вечернюю службу. Епископ проснулся и поспешил на богослужение. А придя домой, приказал литейному мастеру отлить из бронзы колокола наподобие полевых колокольчиков. Мастер исполнил всё в точности. Колокола такой формы оказались очень благозвучными и стали быстро распространяться по церквам.

Это не значит, что колокола распространились сразу по всему христианскому миру. Сначала их использовали только в Западной Европе. Византия же намного дольше использовала била, потому что к ним уже привыкли, а колокола считались пока чуждыми и пришедшими от неверных латинян, особенно после разделения Церкви в 1054 году. А потом Византию захватили турки, которые не разрешали звонить к службе. Вот и получилось, что в Греции, Болгарии, Сербии и других Балканских странах колокола распространились только в XIX веке, после свержения Османского ига.

На Руси же дело обстояло вот как. С Крещением в 988 году Русь восприняла греческие каноны веры, а с ними и звон в била. Но в качестве даров и трофеев с Запада начинают поступать и колокола. Их вешают только при великокняжеских или архиерейских соборах или даже хранят вместе с золотом и серебром в казне. Ведь колокольная бронза в то время считалась полудрагоценным металлом.

За красивое и продолжительное звучание колокола очень полюбились русскому народу. Вскоре каждая церковь и каждый монастырь хотели обзавестись своей колокольней с колоколами. Возить колокола из-за границы — дело совершенно нереальное в таких масштабах. Значит, следовало лить на Руси. Первые мастера были, конечно, с Запада: Николай Фрязин (Немчин), Кашпир Ганусов, Ганс Фальк и другие. Но в XV–XVII веках уже появляются русские мастера: Андрей Чохов, Александр Григорьев, династии Даниловых, Андреевых, Моториных.

Самыми известными цехами по литью колоколов были цеха в Пушечном Дворе в Москве и, позднее, — в Арсенале в Санкт-Петербурге. К концу XVII века появляется много и частных литейных предприятий по всей России.

Расцвет массового производства колоколов приходится на XVIII – начало XX века. Колокола отливаются на колокололитейных заводах, только на этом и специализирующихся (заводы Финляндского, Самгиных). Била уже почти не употребляются в звоне, кроме некоторых монастырей и старообрядческих храмов.

Но с приходом советской власти началось закрытие церквей и уничтожение церковного имущества. В 1920–1970 годы была разбита и переплавлена большая часть колоколов по всей России.

Колокольная жизнь, неотъемлемая от церковной, начала возрождаться в 1980-е годы. Стали искать и приводить в порядок сохранившиеся колокола, пробовать отливку новых. По старым записям звонари восстановили некоторые древние традиционные звоны. Сейчас уже почти в каждом храме есть своя колокольня с колоколами и профессиональные звонари. И раздается над городами и весями звон, зовущий на богослужение, разносящий благую весть о возрождении России.

 

официальный сайт